Баннер


Деньги, заработанные благородным трудом, используются с молитвенным отношением


Деньги, заработанные в сфере бизнеса, — это святое. Однако для того, чтобы доходы от бизнеса стали святыней, недопустимо лгать или гнаться за сверхприбылью. Занимаясь бизнесом, нам необходимо быть кристально честными и не забирать себе более тридцати процентов дохода. Деньги, заработанные честным и благородным путем, разумеется, должны быть использованы с молитвенным отношением. Их нужно расходовать с ясной целью и на конкретные вещи. Такие принципы делового управления я провозглашал в течение всей своей жизни. Я уверен, что бизнес нужен не только для зарабатывания денег. Он необходим для поддержания миссионерской работы, которая представляет собой Божий труд.

Причина, почему я решил поддерживать миссионерскую деятельность с помощью бизнеса, заключалась в том, что я не хотел тратить на это деньги прихожан. Какой бы благородной и возвышенной ни была цель, для отправки миссионеров в другие страны одного желания недостаточно. Для этого нужны деньги. И эти деньги должны быть заработаны от имени Церкви. Деньги, направленные на поддержку миссионерской работы, должны зарабатываться достойным способом; лишь в этом случае мы сможем гордиться всем, что мы делаем.

Я как раз искал хороший способ заработать, когда мне на глаза попались почтовые марки. В те времена я просил членов Церкви писать друг другу письма по крайней мере трижды в месяц. Отправка письма стоила 40 вон, но я советовал приклеивать к конверту не одну марку за 40 вон, а 40 марок по 1 воне за штуку. Затем мы снимали с конвертов использованные марки и продавали их, выручив таким образом за первый год 1 миллион вон. Видя, как хорошо расходятся среди коллекционеров погашенные почтовые марки, казавшиеся такой мелочью, члены Церкви продолжали продавать их в течение семи лет. Еще мы раскрашивали и продавали черно-белые фотоснимки достопримечательностей и знаменитостей. Этот бизнес также был значительным подспорьем для нашей церковной деятельности.

С ростом и развитием Церкви дохода от продажи почтовых марок и раскрашенных фотографий уже не хватало, чтобы обеспечить нашу миссионерскую деятельность в достаточной степени. Если мы хотели посылать миссионеров в другие страны, нам нужно было вывести бизнес на более высокий уровень.

У нас был старый токарный станок, брошенный японцами в 1945 году, который мы купили в 1962 году за 720 000 вон до того, как корейское правительство реденоминировало валюту. После реденоминации станок стал стоить 72 000 вон. В те времена курс корейской валюты к доллару искусственно поддерживался, и один доллар стоил 125 вон. Таким образом, наши первоначальные активы составили всего 576 долларов. Мы поместили этот станок в каморку для хранения угля в домике, представлявшем собой «вражескую собственность», в котором располагалась наша Церковь, и назвали все это «Тхониль Индастриз».

«Должно быть, этот станок кажется вам бесполезным, — сказал я людям. — Наверное, вы сидите и гадаете, что за бизнес можно организовать с помощью такого вот старого и изношенного механизма. Однако станок, который вы видите здесь, очень скоро превратится в семь и даже семьдесят тысяч станков, и наша компания будет развиваться наряду с оборонными и машиностроительными предприятиями Кореи. Станок, который мы сегодня запустим, станет краеугольным камнем автомобильной промышленности нашей страны. Просто поверьте в это! Не сомневайтесь — все так и будет!»

Вот какую речь я произнес перед собравшимися напротив каморки для угля. Начало было очень скромным, но наша цель была велика и благородна. Люди откликнулись на мой призыв и с усердием взялись за работу. В результате в 1963 году мы смогли выйти на новый уровень и заняться более серьезным бизнесом. Для этого мы построили рыболовецкое судно, которое было спущено на воду у пирса в Мансокдонге близ Инчхона, и названо «Чхонсынхо» — «Победа Небес». Когда шхуна уходила в свое первое плавание, на берегу ее провожало около двухсот человек.

Вода — это источник жизни. Все мы появились на свет из материнской утробы, наполненной жидкостью — иными словами, мы родились из воды. Спуская на воду судно, я верил, что подобно тому, как мы обрели жизнь в воде, мы должны выйти в открытое море и побороться со стихией и с множеством трудностей, чтобы научиться справляться с тем, что поджидает нас на суше.

«Чхонсынхо» была исключительной шхуной. Она избороздила вдоль и поперек Желтое море и наловила много рыбы. И все же кое-кто решил, что нам хватает дел и на суше и незачем выходить в море на рыбалку. Однако я чувствовал, что мир вот-вот войдет в океаническую эпоху, и строительство шхуны «Чхонсынхо» было хоть и маленьким, но важным первым шагом на этом пути. Я уже рисовал в воображении морские дали, где плавают корабли куда больше и быстрее, чем «Чхонсынхо».



Наверх