Баннер


1. Преподобный Ким Уон-Пил


При выборе жизненного пути нам следует равняться на Истинных Родителей. Обычно считается, что в супружеской жизни должно быть время, когда муж и жена остаются наедине и разговаривают с глазу на глаз. Но наши Отец и Мать редко имели такое время. Даже после Благословения они жили порознь. Мать жила в отдельном до­ме, и Отец изредка навещал ее. Как вам известно, у Отца вся жизнь проходит на людях, он постоянно окружен членами Церкви. Даже после рождения первых детей Отец приходил к Матери лишь от слу­чая к случаю. Хотя у Отца были жена и дети, его общественная жизнь от этого не сократилась, а, наоборот, стала интенсивнее.
Дом Отца находился рядом с Церковью, и мы часто проводили собрания лидеров прямо у него. Уже тогда наша церковная деятель­ность простиралась за пределы Кореи и велась в разных направле­ниях. В любое время суток лидеры приходили к Отцу за помощью. В будни и праздники, в дни собраний и в другое время люди прихо­дили к Отцу за советом, и в его комнате было всегда полно народа.
Иногда здание Церкви оказывалось слишком тесным для некото­рых мероприятий, что вызывало много неудобств, но Отец не желал строить новое. Кроме того, комната Отца плохо проветривалась, и летом в ней становилось душно от жары.
По прошествии приблизительно трех лет брака Мать переехала к Отцу, в здание Церкви. Но по мере того как их семья увеличивалась, Матери стало трудно найти даже уголок, чтобы родить ребенка. Для нее не хватало места. Однако предметом ее главной заботы всегда оставался Отец.
Перед отъездом Истинных Родителей в свой первый всемирный тур Мать пригласила меня, чтобы по секрету посоветоваться о том, как переоборудовать их комнаты; у нее разрывалось сердце, когда она видела, какие неудобства терпит Отец. Однако, когда Отец вер­нулся и увидел новое убранство помещения, он сильно рассердился, сказав, что эта комната имела большое историческое значение, поэтому то, что мы ее обставили по-новому без его ведома, очень огор­чило его. Как нам казалось, гораздо важнее было сделать эту комнату более удобной для Отца, но Отец мыслил иначе, он не хотел ничего менять в комнате из-за того, что там обитало Сердце Бога.
В то время все собрания проводились в комнате Отца, которая, Разумеется, была также и комнатой Матери, потому что она там спала. Лидеры оставались с Отцом, пока он их не отпускал, то есть обычно до поздней ночи. Во время беременности Матери требова­лось место для отдыха, но в комнате такого не нашлось, и мы пере­оборудовали находившуюся по соседству маленькую ванную, где она могла прилечь. За всю нашу жизнь в Церкви нам не часто приходи­лось ночевать в ванной, но, когда Истинная Мать уставала, это было единственное место, где она могла заснуть. Мы не должны никогда об этом забывать.
Однако Мать считала собрания столь важными для исполнения Божьей воли, что охотно уступала свое место для проведения их. Отец знал, что Матери приходится отдыхать в ванной, но все равно  должен был исполнять Божью волю при любых обстоятельствах. Даже сознавая, в каком положении находится Мать, он был вынужден этим жертвовать ради Божьей воли.
Иногда мы устраивали собрания в других местах, но нас ограни­чивал комендантский час, который начинался в полночь. Однажды, когда в 23.30 Мать забеспокоилась о здоровье Отца, она пыталась подавать членам Церкви сигналы, чтобы закончить собрание по­раньше, но мы не поняли ее озабоченности и беспокойства за Отца. Наконец она сказала: "Скоро начнется комендантский час. Пожа­луйста, давайте закончим собрание и разойдемся по домам!" Однако и тогда Отец не стал заканчивать собрание. Мать была беременна и поэтому часто уставала. Отец, зная о ее состоянии, предложил ей пойти отдохнуть в соседней комнате, пока идет собрание. Собрание закончилось буквально перед наступлением комендантского часа, и Истинные Родители взяли такси, чтобы поехать домой. Это лишь одно свидетельство о жертвенном пути Отца и Матери, которые двигались к победе через провидение "домашней церкви".



Наверх