Баннер


5. Два самых важных человека в нашей жизни — Отец и Мать


Ын-Джин Мун,
22 мая, 1988 Бельведер
(выдержки)

 
Поскольку Отец с Матерью никогда не станут говорить о себе, мне кажется, что именно мы должны рассказать миру, что за люди Истинные Родители, гордиться ими и представлять их как можно лучше. Мне хотелось бы немного поговорить о Матери. Мать Хак-Джа Хан получила откровение, что ее дочь встретит какого-то вели­кого человека. В разгар корейской войны им пришлось бежать из Северной Кореи, и девочка сидела на спине у бабушки Хон всю до­рогу до Южной Кореи. Каким-то образом в Южной Корее они встретились с Отцом.
Мать никогда не думала об Отце как о потенциальном супруге и, разумеется, не ожидала, что выйдет замуж за человека, который старше ее более чем на 20 лет. Мать рассказывала нам, что, посмот­рев на Отца, она увидела лицо своего дяди, и поэтому ей было лег­че его принять. Вы не можете вообразить, насколько сложно было 17-летней девушке, которая только-только выросла, выйти замуж за кого-то, кто был более чем в два раза ее старше! Это было весьма трудно и удивительно само по себе, но еще более невероятны были те гонения, которые ей пришлось вынести после бракосочетания, неведомые, я полагаю, никому из вас. В Церкви было много старших сестер, которые получали откровения, что им предстоит выйти за­муж за Отца и стать Истинной Матерью. Они искренне верили в это. Когда мама была выбрана невестой Отца, никто не мог в это по­верить. Они говорили: "О Боже, ей всего 18 лет! Она даже не знает Принцип! Что она здесь делает?" Они презирали Мать. Никто из нас не может представить, как Мать все это выносила и сколько ей при­шлось пережить, чтобы достичь положения Истинной Матери.
Матери не разрешалось находиться в одной комнате с остальны­ми членами Церкви и пользоваться той же лестницей, что и они. Она не могла жить с Отцом или даже есть вместе с ним, и не могла видеть его, когда пожелает. Когда Отец выступал с лекциями или проводил время с членами Церкви, она всегда сидела сзади. Она не могла даже помыслить о том, чтобы стать обычной матерью или женой. Самым болезненным было то, что она не могла жаловаться. Это было ее испытание. Ей приходилось искупать то, что Ева совершила 6000 лет назад.
Не знаю, понимаете ли вы, как она себя чувствовала. Возможно, сестрам это легче представить, потому что, находясь в положении объекта, женщина переживает моменты одиночества, когда нужен кто-то, чтобы поделиться своими проблемами, рассказать о своих страданиях и чья поддержка поможет продолжать путь. Но в то вре­мя у Матери еще не было детей, и она даже не могла говорить со сво­ей родной матерью, когда хотела. Она была по сути изолирована от всех, и никто ее не ценил. А когда она родила мою сестру Е-Джин, ее даже корили за то, что первой родилась девочка. В восточных тради­циях, и особенно в Корее, очень важно иметь сына, потому что он будет носить имя отца. Поэтому, когда Мать первой родила девочку, все стали говорить, что она несостоятельна, так как не смогла про­извести на свет сына. За это ее преследовали два года. Она не могла быть принята членами Церкви или кем-либо как Истинная Мать, по­тому что еще не было заложено основание.
Ей приходилось идти через эти страдания без единого слова жа­лобы, пока мы все не родились. На этом основании она утвердила свое положение Истинной Матери. Как верно говорят, что за всяким великим мужчиной стоит великая женщина! Сколько Истинные Ро­дители вместе пережили ради человечества!
Отец и Мать уже совершили то, ради чего пришли на землю. Единственное, что заставляет их продолжать работу, — это то, что мы еще не создали достаточно прочного основания для принятия Отца и Матери всем миром. Иначе говоря, Истинным Родителям приходится переносить страдания, потому что мы, как дети Истин­ных Родителей, не стали им опорой.
Вы когда-нибудь задумывались, насколько Отец физически стар? Хотя мы намного моложе, иногда мы чувствуем сильную усталость. Отец с Матерью никогда не жалуются и не прибегают к отговоркам, чтобы уклониться от выполнения своей миссии. Все мы тем или иным способом можем оправдать себя, если не хотим что-нибудь де­лать. Я говорю в том числе и о себе. А Отец с Матерью никогда не придумывали себе предлога, чтобы отказаться от исполнения своей миссии. Я хочу сказать, что все мы абсолютно не имеем права укло­няться от своей работы. Нельзя, чтобы ваши супруг или дети привязывали вас к месту. Разве вы не видите, что все это — путы, которые вас связывают?
Все мы — люди и имеем свои желания и прихоти. У сестер это могут быть драгоценности или красивая одежда; братья могут меч­тать о спортивной машине или хотя бы о простом "фольксвагене". А может быть, вам хочется иметь красивый костюм, или быть ка­ким-нибудь лидером, или получить возможность обеспечивать свою семью. Если вам знакомы такие желания, не думали ли вы, что у Истинных Родителей тоже могут быть человеческие желания? Нельзя относить Отца и Мать к другой, не такой, как мы, категории; они — тоже люди и имеют чувства! Что, если Отец с Матерью впа­ли бы в уныние, как это случается со всеми нами? Мы даже не можем ладить со своими родными братьями и сестрами! Мы испытываем уныние оттого, что нам не нравится еда, или нам не хочется утром вставать с постели, или мы попросту расстроены. Однако у Отца с Матерью не бывает отговорок; они не могут вести частную жизнь. Даже дома, в Ист-Гарден, они не могут быть такими. С 7 утра и до 12, а то и до 2 часов ночи Отец не ложится спать, продолжая работать. Истинные Родители всегда вели общественную жизнь. Хотя вы, мо­жет быть, считаете, что Отец живет в роскоши, но заберите у него все это, и он не придаст этому значения. Иначе говоря, его ничего не связывает.
На самом деле Отец с Матерью дали нам все необходимое для спасения мира; они показали нам своим примером, какой должна быть наша повседневная жизнь: "Чего же мы ждем? Они дарят нам самое великое — истинную любовь. Взяв ее на вооружение, мы можем завоевать весь мир. И еще при жизни Отца и Матери мы можем ус­тановить на земле Царство Небесное. Я понимаю, что иногда наше физическое тело препятствует нам в выполнении нашей миссии, но мы должны быть выше своих личных страданий. В каком бы труд­ном положении мы ни находились и какими бы невозможными ни казались наши цели, если мы будем придерживаться того факта, что Небесный Отец на нашей стороне и у нас самое сильное оружие во всей Вселенной, то ничто не будет тянуть нас назад. Это битва не только Истинных Родителей, но и наша битва. Нельзя ожидать, что­бы Отец с Матерью делали для нас больше, чем они уже сделали.
 



Наверх