Баннер


Преступники времен второй мировой войны


Гитлер

(20 мая 1998 года)

Гитлер зверски уничтожал евреев. Среди всех убийц истории Гитлера можно назвать самым жестоким. Я думал, что найду его среди таких же, как он, злодеев. Я был очень занят тем, что разыскивал людей, с которыми хотел встретиться. Однажды во время своих поисков я заметил толпу евреев. Они кричали: "Убьем его". Их было бесчисленное множество. Скованные цепями, они требовали: "Убить его, убить его!" Казалось, этому морю людей нет конца. Я не мог сразу понять, кого они хотели убить. Толпа продолжала неистовствовать. Многие истекали кровью. Тех, кто падал, другие волокли за собой. Вид был жуткий, напоминающий поле битвы. Но я все еще не видел объекта их убийственной ярости. Оглядываясь по сторонам, я пытался отыскать несчастного. Я чувствовал себя как сапер на минном поле.

Боже мой! Что здесь происходит? Я вижу обнаженного человека, привязанного к дереву, в окружении толпы людей, мешавших разглядеть его. Очевидно, что его не считали за человека. Люди кричали: "Пусть тебе будет хуже, чем было нам, когда ты нас мучил. Как, тебе стыдно? Смотрите на него! Он погубил миллионы людей, считая их стадом животных. Посмотрите, что гласит надпись на табличке, висящей на его груди. Не ты ли вождь нацистов? Не ты ли распоряжался нами как царь? И теперь мы будем судить тебя как преступного царя". Они проклинали и оскорбляли его. "Вырвите ему глаза. Вырвите ему волосы", - требовала толпа. Какие бы лишения ни испытывал человек на земле, такого я там никогда не видел.

Если бы я попробовал вмешаться, я уверен, разъяренная толпа убила бы меня. У меня щемило сердце от того, что я, видя этот ужас, бессилен что-либо сделать. Я вернулся домой, невыносимо болело сердце. Кого первого мне призвать к раскаянию? Кого утешить, кому рассказать о Боге и Истинных Родителях? Не зная ответов на эти вопросы, я обратился в молитве к Богу.

"Небесный Отец, - со слезами взмолился я, - что мне сделать для несчастных, живущих в атмосфере таких невероятных страданий?" Я искренне просил Бога ответить и услышал Его: "Сан-Хон! Я понимаю, что ты сейчас испытываешь. Этих людей терзает нестерпимое чувство обиды (хан). Тебе придется подождать, пока оно не утихнет. Если ты попросишь этих людей простить Гитлера, они убьют тебя. Подожди, прошу тебя. Гитлер должен заплатить искупление за все, что совершил на земле. Каждый должен расплачиваться за свои грехи. Твое сердце будет болеть всякий раз, когда ты будешь проходить мимо того места. В такие минуты молись о нем, чтобы он обрел утешение. Представляешь, сколько обиды у них накопилось? Время пройдет, и они успокоятся". Так сказал Бог.

Я хорошо подготовился к разговору с Гитлером. Но когда бы я ни приходил на то место, я неизменно наблюдал одну и ту же страшную картину. Если одна группа уставала, ей на смену приходила другая, и все повторялось вновь. Однажды, подойдя к толпе, я заметил молодую женщину, стройную и красивую. Когда я спросил у нее, как она была убита, она повернулась ко мне и попросила не напоминать ей об этом. Тогда я обратился к ней с Сердцем Бога: "С тобой поступили несправедливо! Твое сердце, должно быть, полно боли! Я сочувствую тебе". Мои слова тронули ее. Она сказала, что ее убили тем же способом, каким сейчас убивают того человека. Она имела в виду, что ее убивали обнаженной, а солдаты подходили и глумились над ней. Они засунули ее в газовую камеру и заглядывали туда каждый раз, когда им хотелось поиздеваться над ней, пока ей не стало совсем плохо. Потом они, наконец, впустили ядовитый газ и убили ее.

Обнаженный Гитлер - объект всеобщих нападок. Он совершенно изможден от травли, но избавиться от этого не может. Людям в физическом мире не представить ужаса его страданий.

Я встретился еще с одним человеком, руки и ноги которого были закованы в цепи. Я попытался разговорами утешить его. "Сколько же тебе приходиться страдать, терпеть боль?" - начал я. Он ответил: "Этот человек лишил нас свободы, заставлял жить по его указке. Мы были в рабстве, с нами обращались как с врагами народа, и мы умирали. Его жестокость не знала границ. Теперь наш народ мстит. Если бы собрать все цепи, сковавшие нас, и завалить его ими, получилась бы гигантская могила. Я верю, что наше желание когда-нибудь исполнится. Мы хотим растерзать его на кусочки, смешать его прах с водой и выпить. Но даже после этого наша обида не будет исчерпана". Вот что рассказал мне тот человек о своей обиде. Какими словами описать страшную, трагическую сцену? Нескончаемая боль и страдания в бесконечной круговерти событий. И я должен нести этим несчастным любовь. Что ж, мне придется немного подождать и прийти к ним позднее. Я не смогу встретиться с Гитлером, пока наплыв страстей вокруг него не утихнет. Я жду в молитве и размышлениях о том, что мне сказал Бог. Надеюсь, что встреча скоро произойдет.

Муссолини

Людям многое нужно для поддержания жизни. Самое необходимое - пища, кров и одежда. Муссолини считал, что для человека важнее всего в жизни - иметь оружие. Он искренне верил, что человек, имея склад, полный оружия, завоюет весь мир и выйдет победителем из любой ситуации. Самым опасным в его мировоззрении было то, что убийство - не грех. Он считал вполне оправданным убирать с дороги тех, кто мешает, связывая это с процессом естественного отбора, как в животном мире. Мне было любопытно узнать биографию этого человека, его мысли и то, как он живет в духовном мире.

Если жизнь Сталина можно назвать беспросветным затворничеством, то жизнь Муссолини - это высшая форма изоляции. Проще говоря, он - вечный скиталец: сегодня - в одном месте, завтра - в другом. У него нет своего постоянного места, он кочует как цыган. Вам, наверное, интересно, как мне удалось встретиться с ним. У него нет дома, поэтому он вынужден обременять своим присутствием других. Я встретил его, когда навещал одного своего знакомого.

Люди сказали мне: "Вон у того человека нет дома. Он кочует с места на место. Он мог бы остановиться у нас, если бы захотел, но он скоро уйдет отсюда". Мне захотелось узнать, кто этот человек и почему он так живет.

Однажды я пошел за ним следом, надеясь узнать, кто он такой. Я действовал осторожно, чтобы он не заметил, что его преследуют. Он останавливался в трех или четырех местах, но ни с кем подолгу не разговаривал. Он обменивался с людьми лишь парой слов и потом продолжал путь. Однажды я схватил его за руку и сказал: "Брат, давай поговорим". Он весьма удивился и спросил, кто я такой. Я предложил ему остановиться у меня, если у него нет своего дома, и пообещал, что там его никто не потревожит. Он будет слушать приятную музыку, и в окружении прекрасной природы можно душевно побеседовать. На это он ответил, что кочевой образ жизни ему по душе и он не хочет нигде задерживаться. Я спросил, можем ли мы, по крайней мере, быть друзьями. Он спросил, кто я такой. Я сказал, что у меня, как и у него, нет постоянного дома. Я объяснил, что мне есть где остановиться, но в том месте я чувствовал себя неловко, поэтому я брожу с места на место. Я по-дружески предложил ему путешествовать вместе, ведь быть вдвоем всегда лучше, чем одному. Он удивленно склонил голову набок. Я решил, что буду сопровождать его до тех пор, пока не выясню, кто он такой.

Не знаю, сколько дней прошло. Как-то он спросил меня, чем я занимался на земле. Я сказал, что работал врачом-терапевтом, и спросил, чем занимался он. С этого момента он начал открывать мне свое сердце.

"Я стоял во главе одной страны. - начал он. - Меня всегда привлекали международные дела. Мои амбиции росли с годами. Я загорелся желанием стать личностью мирового масштаба. Я переориентировал экономику своей страны на укрепление военного арсенала. Сейчас я расплачиваюсь за свою жажду власти на земле. Меня зовут Муссолини. Я злостный преступник, поэтому живу в постоянном страхе, что меня могут узнать. Из-за этого я всегда прячусь. Мне стало намного легче от того, что я рассказал все вам. Почему вы идете за мной?"

Я ответил: "Я искал встречи с вами и многое хочу рассказать вам. Как вам будет удобнее прослушать лекцию?"

Он сказал, что готов слушать, но в то же время опасается, что, если он остановится в каком-либо месте на продолжительный срок, его обязательно узнают. "Если это произойдет, меня не просто выгонят, но и проклянут", - добавил он.

Я сказал ему: "После совершенного преступления неизменно следует расплата. К тому же человек должен осознать всю серьезность своего преступления, чтобы никогда не повторить ошибок. Сотворив зло, человек должен понести наказание. Долго ли вы собираетесь скрываться?" Я пытался объяснить ему это понятным языком. Оказалось, что хороших качеств в его характере намного больше, чем я ожидал, и они сильнее его пороков. Я указал ему на его ошибки, и он принял замечания с благодарностью и учтиво попросил меня прочитать лекцию. Поскольку у него не было дома, я спросил, где он хочет ее послушать. Он ответил, что пойдет, куда его поведет "учитель". Я решил пригласить его к себе. У этого человека, наверное, были проблемы с женщинами - то есть их у него было много. Увидев мою спальню, он все никак не мог понять, почему у меня только одна женщина, если есть такая удобная и красивая спальня. Я уже не знал, как мне говорить с этим человеком. Хотя бы то хорошо, что мы устроились в моем доме.

Сначала я объяснил ему мотивы грехопадения. Он задавал много вопросов. Ему хотелось знать, откуда мне все это известно, почему я в это верю и т. д. Методично шаг за шагом я рассказал ему подробно весь Божественный Принцип, теорию победы над коммунизмом, философию Объединения. Его поразило содержание лекций. Он часто спрашивал: "Кто научил вас этому? Кто открыл эти идеи? Как он до них додумался?" Сердечно мы еще не были настолько близки, чтобы я мог подробно ответить на его вопросы. Я просто сказал, что узнал об этом еще при жизни на земле от преподобного Мун Сан-Мёна, который является Истинным Родителем. Муссолини заметил, что теория преподобного Муна хорошо систематизирована, но что воплотить ее в жизни крайне сложно.

Муссолини нужно было где-то поселить. Я поинтересовался, как долго он собирается скитаться. От ответил, что еще не выбрал места, поскольку не нашел подходящего. На все воля Бога. Он все никак не мог понять, что представляют собой условия искупления и в чем таится корень греха. Ему, вероятно, потребуется много времени. Мне остается только славить имя Истинных Родителей и молить Бога, чтобы Он помог ему понять.

Спрашивает медиум: В: Д-р Ли, на каком языке вы общаетесь? Конфуций говорил по-китайски, Шакьямуни - на санскрите, Иисус - на арамейском языке, Карл Маркс и Гитлер - на немецком, Муссолини - на итальянском.

О: В духовном мире общение происходит на уровне самой сути. Для того чтобы передать мысль или понять ее, не нужно прибегать к помощи языковых средств. Достаточно посмотреть человеку в глаза, чтобы он понял, что ты хочешь сказать. Когда человек смотрит на меня, я понимаю, что он хочет сказать мне.

Тоджо

(21 мая 1998 года)

Большинству японцев свойственна национальная черта - они во всем полагаются на некое божество. Большинство семей исповедуют ту или иную веру. Тоджо на протяжении всей жизни утверждал, что он выше всех богов. Его невообразимая помпезность, высокомерие и чувство превосходства далеко опережали его веру в какое-либо божество, если она у него была вообще. Проще говоря, его идея сводилась к следующему: "Бога нет, он умер, поэтому следуйте за мной".

Естественно, что мне стало любопытно, в каком положении оказался этот человек в духовном мире, какую жизнь ведет. Сначала мне не удавалось с ним встретиться. Позже я стал искать его там, где указали Истинные Родители. Соображения и интерес Истинных Родителей подвинули меня на его поиски.

Мне пришлось отправиться в местность, где нет ни гор, ни рек. Бродя там, я невольно начал сомневаться, возможна ли жизнь в таком месте. Однажды я услышал странный звук, будто кто-то стонал от горя и отчаяния. Должно быть, человеку было очень плохо. Звук доносился изнутри сооружения, лишь отдаленно напоминающего жилище. Оно больше походило на палатку кочевников в тропических районах, которую раскрывают на время, а потом складывают, чтобы вновь отправиться в путь. Приглядевшись, я начал различать признаки обитания человека. В округе было несколько таких сооружений.

Я открыл дверь, которая была чуть больше куска коры дерева. Оказалось, в доме живет несколько человек. Один из них был болен. Я поинтересовался, что у него болит, мне ответили, что они не знают. Я, Ли Сан-Хон, стал молиться об обитателях того дома. Потом я возложил одну руку на больного и стал молиться о его выздоровлении.

"Я молюсь именем того, кто явился как посланник Бога. Пусть пройдет боль страдальца", - произнес я. Больной тут же перестал стонать, сел и обратился ко мне: "Кто ты, избавивший меня от страданий?" Я попросил его прежде назвать себя. Склонив голову, он сказал, что, поскольку я избавил его от боли, он будет почитать меня своим учителем и богом и поэтому ответит на все мои вопросы.

"Меня зовут Тоджо. При жизни на земле я отрицал существование Бога. На Его место я возвел себя. Но когда мое физическое тело прекратило свое существование и я перешел в этот мир, оказалось, что для меня здесь нет места. Я пробовал жить и в джунглях, и под водой. Я обошел много разных мест, но не нашел никого, кто был бы мне рад. В конце концов я обрел свое пристанище в этой пустыне. Здесь почти нет людей, поэтому никто не слышит моих стонов. Господин, вы - мой бог. Прошу вас, спасите меня".

Я объяснил ему, что являюсь посыльным от Бога. Я также сказал, что цель моего визита состоит именно в том, чтобы спасти его. Как только я это произнес, он задрожал всем телом. Он начал кланяться мне и без конца благодарить.

Я прервал его: "Я пошел искать вас потому, что преподобный Мун Сан-Мён, Истинный Родитель, живущий на земле, попросил меня разузнать, как вы живете, чтобы рассказать об этом людям на земле. Я получил разрешение от Бога и поспешил сюда".

Тоджо сказал: "Этот Истинный Родитель - ваш родитель, почему он захотел меня найти? Как так получилось?"

Я рассказал ему об Истинных Родителях. Я объяснил, что Истинные Родители - это не только мои родители, они - Мессия во Втором пришествии, который является отцом всего человечества. Тоджо спросил, не может ли Мун Сан-Мён, будучи отцом всех людей, быть отцом и для таких людей, как он, Тоджо. Я ждал этого момента и сказал ему: "Конечно. Вам нужно только узнать учение Мессии и поверить в него, и тогда вы тоже сможете стать его сыном". Он тут же затараторил: "Спасибо, спасибо, большое спасибо..."

Я спросил, не хочет ли он послушать лекцию. Он ответил, что счастлив услышать от меня что угодно, поскольку я спас его. Я сказал, что небольшую лекцию прочту прямо в его доме. Я рассказал ему содержание обычного трехдневного семинара за один день. Первой была лекция "Мессия и цель Второго пришествия". Я объяснил ему реальность существования Бога. Потом я познакомил его с содержанием философии Объединения и теории победы над коммунизмом. Он, казалось, был полностью во власти моих слов. Потом он начал плакать:

"Я, Тоджо, заслужил публичного наказания перед всем миром за то, что высокомерно возомнил себя Богом". Он признался, что был отъявленным грешником, и спросил, что ему теперь делать. Он просил меня спасти его. Я сказал: "Когда-нибудь в будущем Мессия перейдет в этот духовный мир. А пока давайте вместе распространять его учение". Он ответил: "Если я буду этим заниматься, вам от этого будет только хуже. Если вы будете работать рядом со мной, вам достанется за меня". Он спросил, нет ли других путей к спасению. Я ответил: "Нет, это единственный путь. Так что давайте подготовим сердце в ожидании Мессии". Я посоветовал ему молиться, преданно служить и помогать мне в работе. После этого я вернулся к себе.



Наверх